Главная страница
 Обратная связь
 Каталог сайтов
 
 
 Алеутские сказки
 Долганские сказки
 Ительменские сказки
 Керекские сказки
 Кетские сказки
 Корякские сказки
 Саамские сказки
 Тувинские сказки
 Удэгейские сказки
 Ульчские сказки
 Хантыйские сказки
 Чукотские сказки
 Шорские сказки
 Эвенкийские сказки
 Эвенские сказки
 Энецкие сказки
 Эскимосские сказки
 
 
  
 
 

Оскюс-оол и Золотая Царевна


Давным-давно был на свете удалой молодец, по имени Оскюс-оол. Жил он со своим старым-престарым отцом в ветхом чуме, и было у них всего-навсего семь коз.
Оскюс-оол пас коз и ухаживал за отцом – готовил ему еду, кипятил чай. Однажды старику стало совсем плохо. Загоревал Оскюс-оол:
– Не было меня – ты породил меня. Родился я – ты вырастил меня. Что случилось с тобой, чем помочь тебе?
Погладил старик сына по голове и сказал тихим голосом:
– Ничем нельзя помочь мне, сын мой. Я пришёл на край жизни. Хорошо бы напоследок отведать наваристого супа, полежать на мягкой шкуре. Дажаль, скота у нас мало – козы тебе самому нужны будут.
– Зачем мне скот, отец, если тебя не будет? – сказал Оскюс-оол и заколол козу. Шкуру козы отцу постелил, а из мяса суп сварил.
Каждый день он варил суп, кипятил чай, а отец плёл из козьей шерсти мешок – таар.
Когда была съедена последняя коза, старик кончил плести таар и позвал сына.
– Настал, сынок, мой последний день. Нечего мне оставить тебе, кроме вот этого мешка. Сердце у тебя доброе – не пропадёшь. Похорони меня у склона Арзайты-горы, где лежит белый .камень, а сам иди на север, к Золотому озеру, и живи там.
К утру старик умер.
Заплакал-загоревал Оскюс-оол, но делать нечего, надо выполнять наказ отца. Нашёл у склона Арзайты-горы белый камень, похоронил там отца и отправился прямо на север.
Много дней и ночей шёл Оскюс-оол по глухой тайге, а Золотого озера всё не было видно. На одном из перевалов встретил он белобородого старика на белом коне с белым вьюком.
– Как твоё имя-прозвище? Откуда идёшь, куда путь держишь, парень? – спросил старик.
– Зовут меня Оскюс-оол. Иду с южной стороны к Золотому озеру. Далеко ли мне идти ещё, дедушка?
– Никогда не добраться тебе, парень, до Золотого озера! – сказал насмешливо белый всадник и ускакал прочь.
«Борода белая, конь и вьюк белые, а душа у старика, видно, чёрная», – подумал Оскюс-оол и пошёл дальше.
На перевале другой горы встретил он чернобородого старика на чёрном коне с чёрным вьюком.
– Как твоё имя-прозвище? Откуда идёшь, куда путь держишь, парень? – спросил старик.
– Зовут меня Оскюс-оол. Иду с южной стороны к Золотому озеру. Далеко ли мне идти ещё, дедушка?
– Спустишься с горы и увидишь на реке Чингё-Кара-Хем аал Бай-хана. От него до Золотого озера три дневных перехода. Доброго пути тебе, сынок! – ласково сказал старик и отправился дальше.
«Борода чёрная, конь и вьюк чёрные, а душа у старика,, видно, светлая», – подумал Оскюс-оол и пошёл дальше.
У реки Чинге-Кара-Хем увидел он большой аал и вокруг такое множество скота, словно травы в степи.
«Видно, очень богат этот Бай-хан», – подумал парень и зашёл в чёрную юрту.
– Откуда идёшь, куда путь держишь, сынок? – спросил его старик – хозяин юрты.
– Иду с юга к Золотому озеру.
– Оставайся у нас, отдохни, – сказал старик, – завтра будут большие состязания. У хана есть дочь,и к ней съехалось много богатых женихов. Кто быстрее всех принесёт воды из-за чёрной горы, Кара-Дага, тому хан свою дочь отдаст.
Хоть и не собирался Оскюс-оол жениться, но решил испытать свои силы. Попросил он утром у старика ведро и пошёл к ханской юрте. Здесь уже собралось тридцать женихов с вёдрами, все здоровые, сильные, друг на друга зло поглядывают, начала ждут.
Увидели они, что парень-бедняк хочет состязаться с ними, и стали насмехаться над Оскюс-оолом.
Но тут вышел хан, взмахнул шёлковым платком, и все побежали к чёрной горе. Не успели женихи за гору перевалить, а Оскюс-оол, с малых лет привыкший бегать по горам за козами, уже обратно спешит.
Отдал Оскюс-оол хану ведро с водой и говорит:
– Мне пора в путь. Не нужна мне твоя дочь, не могу я здесь оставаться – отец велел идти к Золотому озеру.
И Оскюс-оол отправился дальше.
Дважды всходило и заходило солнце, а Оскюс-оол всё шёл на север. А когда поднялось солнце в третий раз, подошёл он к Золотому озеру и видит: по всему берегу лежит сушёная рыба.
«Прав был отец: здесь я всегда буду сыт», – подумал парень и остался тут жить.
Однажды на берегу Оскюс-оол увидел двух рыбаков, которые выловили золотую рыбку и хотели её в котёл бросить. Жалко стало Оскюс-оолу рыбку, и он попросил:
– Отдайте её мне.
– А ты что нам дашь взамен? – спросили рыбаки.
– У меня ничего нет, кроме этого мешка – подарка отца. Хотите – берите, только рыбку не губите.
Видят рыбаки – хороший мешок у Оскюс-оола, и согласились.
Вырыл Оскюс-оол около берега ямку, наполнил её озёрной водой и пустил туда золотую рыбку. Ярче солнечных лучей засияла, заискрилась в воде золотая рыбка. Целый день любовался ею Оскюс-оол, даже во сне она, лучезарная, снилась ему.
Наутро он увидел, что в ямке появилось ещё много другой рыбы. Обрадовался Оскюс-оол такому богатству. Часть рыбы он съел, часть посушил. Каждое утро ямка с золотой рыбкой наполнялась рыбой.
Как-то пришёл Оскюс-оол за рыбой, а в ямке пусто.
Загоревал Оскюс-оол, запечалился. Идёт он вдоль берега с поникшей головой и думает о золотой рыбке. Вдруг видит – забурлило озеро и выскочил на берег на огненно-красном коне краснолицый старик в собольей шапке. Подскакал он к Оскюс-оолу и говорит приветливо:
– Оскюс-оол, хозяин Золотого озера Далай-хан* зовёт тебя к себе.
«Зачем я ему понадобился?» – удивился Оскюс-оол, но ослушаться не посмел. Сел позади всадника на коня. Они поскакали так быстро, что зазвенело-засвистело в ушах, и в один миг оказались они на дне озера.
– Я хочу тебе помочь советом, Оскюс-оол, – сказал ему краснолицый старик. – Смело иди во дворец Далай-хана. Ты ведь спас жизнь его дочери. Не бери у хана ни скота, ни добра. У ног хана увидишь маленькую рыжую собачку. Вот её и проси.
Пошёл Оскюс-оол по дороге, усыпанной золотым песком, и вскоре увидел юрту из белой парчи, да такую большую, что на девяти конях вокруг не обскачешь. Около юрты паслось множество скота.
Навстречу Оскюс-оолу выбежали ханские слуги и с почётом повели его в юрту. Там его уже ждал Далай-хан – старик с длинной чёрной бородой, в халате из зелёного тонкого шёлка.
Усадил он Оскюс-оола на белый девятислойный олбук* и стал угощать крепким чаем, сладостями и лепёшками. А потом приказал слугам:
– За то, что спас мою дочь, дайте Оскюс-оолу добра из моего добра, скота из моего скота!
– Не надо мне добра из твоего добра – негде мне его хранить. Не надо мне скота из твоего скота – негде мне пасти его. Подари мне лучше собачку, что у твоих ног лежит, – сказал Оскюс-оол.
Взглянул Далай-хан на собачку – заплакал, посмотрел на Оскюс-оола – засмеялся. Потом привязал собачку волосяной верёвкой, обнял Оскюс-оола, дал ему поводок в руки и велел краснолицему старику отвезти гостя на берег Золотого озера.
«Зачем я взял собачку? Какая от неё польза? Зря послушался я краснолицего старика», – подумал Оскюс-оол и отпустил собачку.
А собачка тотчас побежала в лес и вскоре вернулась обратно с зайцем в зубах.
«Умная собачка», – подумал Оскюс-оол, вдоволь наевшись жареной зайчатины.
Так каждый день собачка приносила ему то зайцев, то водяную дичь.
Однажды утром проснулся Оскюс-оол, смотрит – нет собачки. Опечалился он и отправился на поиски.
Следы привели к большой юрте. Робко вошёл Оскюс-оол в юрту и замер от удивления.
Видит – сидит на дорогом ковре Золотая царевна, а вокруг неё сияние, как от луны и солнца.
Чёрные косы царевны такие толстые, что руками не обхватишь, такие длинные, что не измеришь. А рядом лежит шкура рыжей собачки.
Нежно и звонко рассмеялась Золотая царевна при виде удивлённого Оскюс-оола:
– Не удивляйся, Оскюс-оол. Я единственная дочь Далай-хана. Ты спас мою жизнь, ты и будешь хозяином моей юрты. Садись, а я пойду за водой.
Взяла царевна серебряные вёдра и пошла к озеру.
Налил Оскюс-оол себе чаю из серебряного чайника, взял лепёшку. Ест-пьёт, а сам всё думает, как бы так сделать, чтобы не обернулась больше Золотая царевна рыжей собачкой, чтобы он всегда мог её красотой любоваться. Решил Оскюс-оол сжечь шкуру. Взял он её и бросил в огонь.
Вернулась Золотая царевна с водой, догадалась – обо всём и сказала:
– Напрасно ты сжёг шкуру рыжей собачки, Оскюс-оол. В ней я скрывалась от недобрых глаз. А теперь нас могут разлучить злые люди.
– Не бойся, Золотая царевна, злых людей, когда я с тобой, – ответил Оскюс-оол.
И стали они счастливо жить-поживать.
Шло время, но Оскюс-оол помнил слова Золотой царевны.
И вот однажды охотился злой Караты-хан со своими слугами в чёрной тайге.
– День прошёл, ни одного зверя не убил! – дился Караты-хан. – Убил только кедровку*, верно, Оскюс-оол спугнул всех зверей.
Позвал Караты-хан двух слуг и приказал:
– Эй, слуги! Идите к Оскюс-оолу и зажарьте на его очаге кедровку, да посмотрите, как он живёт.
Оскюс-оол в это время ловил рыбу в Золотом озере. Пришли слуги Караты-хана к нему в юрту, увидели Золотую царевну, остолбенели от её красоты: слова вымолвить не могут. Спрашивает их Золотая царевна:
– Что вы за люди? Зачем пришли? Почему молчите?
– Мы люди Караты-хана. Послал он нас в вашу юрту зажарить кедровку, – отвечают слуги.
– Ну что ж, делайте тогда своё дело, – сказала царевна и помешала угли в очаге.
Положили слуги кедровку в огонь да и забыли про неё: глаз с Золотой царевны не сводят. Сгорела кедровка, а слуги до захода солнца любовались царевной. Смотрят – наглядеться не могут.
– Пасмурное небо проясняется, гость домой возвращается, – сказала царевна.
– Забыли мы о приказании хана, глядя на вас, – отвечали слуги. – Убьёт он нас за это.
И стали слуги просить Золотую царевну помочь им в беде. Сжалилась над ними царевна, состряпала из муки и мяса кедровку.
– Отнесите вашему хану, но обо мне ничего не рассказывайте. Если проговоритесь, станете могильными камнями.
Вернулись слуги и с поклоном подали хану кедровку. Взглянул хан на неё и закричал:
– Худое это мясо и зажарено плохо! Ешьте сами.
Стали слуги есть да нахваливать кедровку. Глядя, как они едят, потекли и у хана слюнки.
– Говорят, охотник не должен отказываться от любой добычи, – сказал хан и отобрал кедровку.
Попробовал и чуть палец свой не откусил – таким вкусным показалось ему мясо. Ест хан кедровку и грозно спрашивает слуг: .
– Что видели в юрте Оскюс-оола? Как он живёт?
От испуга забыли слуги наказ Золотой царевны, начали наперебой рассказывать о её красоте. И тотчас превратились в могильные камни.
Хан стал думать, как бы отобрать у Оскюс-оола жену-красавицу.
«Зачем бедняку красивая жена? – думал злой хан. – Ей место в моей юрте», – и решил наутро поехать к Оскюс-оолу, посмотреть своими глазами на Золотую царевну.
А Оскюс-оол в это время вернулся домой довольный, с богатым уловом. Всё рассказала ему царевна про слуг хана. Пожалел тогда Оскюс-оол, что сжёг рыжую шкуру, и, опечаленный, лёг спать.
Утром, когда он опять ушёл к Золотому озеру, к его юрте подскакал Караты-хан. Вошёл он в юрту, увидел Золотую царевну, а вокруг неё свет, как от луны и солнца. И забыл хан, что нужно поздороваться.
Долго простоял он, так долго, что можно было успеть выпить семь заварок чая. Ноги у него затекли. Наконец он открыл рот и поздоровался.
– Какой странный хан! – сказала насмешливо Золотая царевна. – Приходит утром, а здоровается вечером.
Стыдно стало хану, выбежал он из юрты и помчался в свой аал. Потерял хан покой, есть-пить не может.
Однажды утром, едва занялась заря и верхушки гор стали золотиться от солнца, послал хан гонцов за Оскюс-оолом.
Привезли гонцы Оскюс-оола. Говорит ему хан:
– Хочу оказать тебе милость. Три дня и три ночи будешь жить в моей юрте, а я – в твоей.
Что делать? Ханскому слову не будешь перечить. Остался Оскюс-оол в юрте Караты-хана, стали ему прислуживать ханские слуги – еду подносить, араку* наливать. От всего отказался Оскюс-оол, думал он только о своей Золотой царевне. Даже ночью она ему снилась.
А Караты-хан в это время сидел в юрте Оскюс-оола и глаз не сводил с царевны. Не заметил, как день прошёл. Говорит Золотая царевна:
– Оскюс-оол никогда не забывал закрывать дымоход на ночь.
Выскочил хан из юрты, закрыл дымоход, а сойти с места не может. Это его царевна заколдовала. Так и простоял он всю ночь возле юрты.
Только утром хан смог вернуться в юрту, а Золотая царевна уже чай разливает и спрашивает:
– Где вы ночевали, хан?
– Юрту караулил, вас от злых людей оберегал, – солгал хан.
Опять весь день просидел хан в юрте, любуясь Золотой царевной. Вечером попросила его царевна прикрыть дверь юрты.
Схватился хан за дверь, а царевна тут его и заворожила. Всю ночь простоял он у двери.
Только утром смог отойти хан от двери. А Золотая царевна уже чай разливает и спрашивает:
– Почему вы спать не ложились?
– Всю ночь злые люди в юрту стучались, а я дверь держал, – опять солгал хан.
Вечером третьего дня говорит хану Золотая царевна:
– Покурите, хан, и ложитесь спать. Вы две ночи не спали.
Достал хан трубку и стал прикуривать от голо-вешки, а царевна тут его и заворожила. Всю ночь просидел хан у очага. Только утром он раскурил свою трубку.
А Золотая царевна уже чай разливает и спрашивает.
– Почему вы всю ночь трубку курили?
– Я за очагом смотрел, чтобы в юрте тепло было, – солгал хан и опять весь день глаз не сводил с Золотой царевны.
– Три дня прошло. Сейчас Оскюс-оол придёт. Расскажу ему о вашей заботе, хан, – говорит царевна, а сама смеётся.
Посрамлённый хан вскочил на коня и пустился во весь дух в свой аал. Вошёл в юрту и закричал на Оскюс-оола:
– Пошёл вон, несчастный! Завтра на тебя пойду войной!
Вернулся опечаленный Оскюс-оол домой. Рассказала Золотая царевна, как она хана проучила. Рассмеялся Оскюс-оол, а потом вспомнил про угрозу хана и загрустил опять.
– Что случилось, Оскюс-оол? – спросила его царевна.
– Завтра Караты-хан на меня войной пойдёт.
– Спеши к Золотому озеру и попроси у Далай-хана помощи! – воскликнула Золотая царевна.
Поскакал Оскюс-оол к Золотому озеру и стал просить помощи.
Услышал его просьбу Далай-хан. Выскочил из озера на чёрном коне слуга хана и подал Оскюс-оолу железный ларчик.
Удивился Оскюс-оол: "Какая польза от этого маленького ларчика, если Караты-хан на меня войной идёт?"-но всё же повёз ларчик Золотой царевне.
Рано утром, когда занялась заря и верхушки гор стали золотиться на солнце, услышал он шум и вышел из юрты. Видит – войско Караты-хана пришло и кольцом окружает его аал. Сказал он об этом Золотой царевне, а та успокаивает: . – Не бойся. Садись чай пить.
Вскоре слышит Оскюс-оол – шум стал ещё сильнее. Выбежал опять из юрты и увидел: войско Караты-хана в два кольца окружило его аал.
Громко сказал он об этом Золотой царевне, а та успокаивает:
– Не бойся. Пей чай.
Не успел Оскюс-оол одну чашку выпить – раз-дался шум сильнее прежнего. Как стрела, вылетел Оскюс-оол из юрты и видит: войско Караты-хана в три кольца окружило его аал. Закричал тогда Оскюс-оол:
– Золотая царевна! В три кольца окружило нас войско Караты-хана!
– Вот теперь время, – сказала Золотая царевна и открыла железный ларчик.
Оттуда стали выскакивать железные воины с красными и чёрными палицами.
– Разгоните войско Караты-хана и вернитесь опять в ларчик! – приказала Золотая царевна железным воинам.
Успокоился Оскюс-оол при виде железного войска и пошёл в юрту чай допивать.
Железные воины быстро разогнали войско Караты-хана.
Долго и счастливо жил Оскюс-оол со своей Золотой царевной. И скота у них становилось всё больше и больше.


* Далай-хан – морской царь. В тувинских сказках он добрый, в отличие от злых земных ханов.
* Олбук – подстилка из войлока.
* Кедровка – птица отряда воробьиных, имеет тёмно-бурое оперение с белыми пестринами, питается кедровыми орехами.
* Арака – напиток из кислого молока – хойтпака.


<<<Содержание