Главная страница
 Обратная связь
 Каталог сайтов
 
 
 Алеутские сказки
 Долганские сказки
 Ительменские сказки
 Керекские сказки
 Кетские сказки
 Корякские сказки
 Саамские сказки
 Тувинские сказки
 Удэгейские сказки
 Ульчские сказки
 Хантыйские сказки
 Чукотские сказки
 Шорские сказки
 Эвенкийские сказки
 Эвенские сказки
 Энецкие сказки
 Эскимосские сказки
 
 
  
 
 

Волшебный Торсапыл


Жил шаман со своей шаманихой. Был у шамана волшебный торсапыл (музыкальный инструмент), сделанный из поющего дерева, с пятью струнами из лосиных жил. Шаман с женой работать не любили, а жили лучше всех своих родичей-хантов. Богатство и еду доставал им волшебный торсапыл.

Сядет поседевший шаман перед очагом, потрясет своими косичками и говорит жене:

- Клади-ка, жена, на колени мне пятиструнный торсапыл, сделанный из поющего дерева. По правую сторону положи топор для камлания, по левую – сверкающий лезвием на солнце нож, а остроконечную пику поставь перед очагом под самый дымоход.

Жена тут же исполняет его приказание. Резво заиграет шаман на своем волшебном торсапыле и запоет гнусавым голосом:

- Тринь-тринь, лосиные жилы! Тринь-тринь, поющее дерево! Пусть годовалый бычок бедняка Хартаганова прилетит ко мне через мой широкий дымоход! Тринь-тринь! Жду я!

И неведомая сила хватает вдруг бычка, легко поднимает его, как пушинку, в воздух и несет выше деревьев прямо к юрте шамана и бросает бычка в дымоход. Падая в дымоход, бычок напарывается на пику. Довольный шаман топором приканчивает его, снимает острым ножом шкуру и начинает с женой варить да жарить нежное мясо.

Захочется вдруг шаману новую ягушку – шубу для жены завести. Сядет перед очагом, прикажет жене подать волшебный торсапыл, топор, нож, пику. Заиграет и запоет:

- Тринь-тринь, лосиные жилы! Тринь-тринь, поющее дерево! Пусть новая разузоренная ягушка молодой жены батрака Севли прилетит ко мне через мой дымоход! Тринь-тринь!..

И вот сшитая новая ягушка молодой жены Севли, подхваченная неведомой силой, быстрее громового ветра летит над лесом прямо к юрте шамана и падает через дымоход как на раз на острый конец пики.

Шаман, улыбаясь, берет новую разузоренную ягушку и наряжает в нее свою шаманиху.

Чего бы ни захотели заиметь шаман и его жена, волшебный торсапыл все доставлял им без промедления. Совсем разорили они сородичей-хантов. Жирных оленей и красивую одежду, рыболовные сети и юркие лодки, добытую ценную пушнину и деликатесную рыбу – все отобрали у бедняков с помощью волшебного торсапыла. Шаман и шаманиха в округе самыми богатыми стали, а бедняки ханты разорились и не знают, куда девалось их добро. Стали нищенствовать и умирать с голоду.

Однажды бедняк Хартаганов собирал в лесу ягоды себе на пропитание. Вдруг он увидел, как над дремучим лесом быстрее громового ветра пронеслась чья-то охотничья собака прямо к юрте шамана и упала в дымоход. Видно, шаман захотел завести новую оторочку из собачьего меха на подоле своей пышной малицы.

С тех пор в народе быстрее ураганного ветра пошел невероятный слух, что все их добро, оказывается, грабит ненасытный шаман. Ханты возненавидели его.

Узнал об этом всезнающий шаман и решил отомстить бедняку Хартаганову. Немедленно сел перед очагом и крикнул жене:

- Подай скорей мой волшебный торсапыл! Приготовь топор и нож! Крепче поставь пику под дымоход! Я накажу этого болтуна Хартаганова, не умеющего держать язык за гнилыми зубами!

Заиграл он неистово и стал орать гнусаво:

- Тринь-тринь, лосиные жилы! Тринь-тринь, поющее дерево! Пусть болтун бедняк Хартаганов прилетит в мой дымоход и напорется на остроконечную пику! Тринь-тринь! Жду я!

Бедняк Хартаганов в это время был во дворе и чинил последнюю оставшуюся сеть. Вдруг какая-то неведомая сила начала резко поднимать его вверх. Испугавшийся Хартаганов стал хвататься за угол своей ветхой юрты, звать людей на помощь. Но невесть откуда взявшаяся и неподвластная ему сила оторвала его от родной земли и понесла над лесом быстрее громового ветра прямо к юрте шамана и бросила в дымоход.

Но бедняк Хартаганов был храбрый человек. Падая в очаг, он смело и ловко ухватился обеими руками за острый конец пики и перебросил себя через шамана на середину юрты.

Всесильный и жадный шаман впервые испугался, перестал играть и даже выронил торсапыл. Хартаганов сразу почувствовал себя раскованным и вмиг догадался, что торсапыл не простой, а волшебный. Бедняк моментально схватил торсапыл и юркой белкой выскочил из юрты.

Шаман с шаманихой с ревом кинулись догонять его, стали умолять Хартаганова, чтобы он возвратил им волшебный торсапыл. Сулили ему всякое добро, которое хранилось в семи амбарах. Но умный Хартаганов не послушался их и, прибавив скорости, прибежал с волшебным торсапылом к своим сородичам – беднякам-хантам. И решили озлобленные ханты навеки избавиться от жадного шамана. Старик Пурысь-Ики взял волшебный торсапыл, искусно заиграл и громко запел:

- Тринь-тринь, лосиные жилы! Тринь-тринь, на сто голосов поющее дерево! Пусть шаман, приносящий людям зло, навеки исчезнет из нашей тайги, пусть наше добро, отобранное им, вернется обратно к нам. Тринь-тринь-тринь!

Не успел седовласый старик Пурысь-Ики закончить свою песню, как юрта шамана вместе с хозяином и хозяйкой оторвалась от земли и понеслась над тайгой быстрее громового ветра в далекую полночную сторону.

Разошлись довольные бедняки ханты по своим убогим юртам и видят: все их добро, нажитое нелегким трудом, находится на месте. Обрадовались ханты, устроили по этому счастливому случаю большой праздник и стали жить счастливо.

И до сих пор никто о шамане не жалеет, ведь он вместо добра приносил людям зло. И всем живущим на земле не надо об этом забывать.


<<<Содержание